Вы здесь

Глава Тувы Шолбан Кара-оол: "Мы первые, на ком будут опробованы механизмы форсированного развития"

  • Вверх
    2
  • down
    1
563 просмотра

Правительство Тувы впервые представило на совещании с первым вице-премьером РФ - министром финансов РФ Антоном Силуановым свой пакет предложений по ускоренному развитию республики до 2025 года. План включает 347 пунктов, 273 из которых касаются реализации инвестиционных проектов. Как ожидается, документ ляжет в основу соответствующей госпрограммы. О том, как ведется работа по этому документу, агентству "Интерфакс-Сибирь" рассказал глава Тувы Шолбан Кара-оол.

                 - Шолбан Валерьевич, после совещания с участием первого вице-премьера РФ - министра финансов РФ Антона Силуанова по программе развития Тувы прошло две недели. Достаточно, чтобы оценить его итоги. Все ли ожидания и прогнозы оправдались?

                 - До совещания с Антоном Германовичем, как вы знаете, было совещание у Дмитрия Анатольевича Медведева в феврале, где, собственно, и родилось поручение разработать индивидуальную программу ускоренного развития для Тувы. Глубоко благодарен Дмитрию Анатольевичу за понимание наших доводов о необходимости именно такого, особого подхода к таким регионам, как Тува. Он согласился сделать нашу республику отдельным инвестиционным проектом федерального правительства, с индивидуальными правилами, с особыми задачами. Он понимает, что без этого Тува и похожие на нее регионы никогда не вырвутся из экономических проблем, и тогда уйдет народ туда, где есть необходимая для нормальной жизни инфраструктура, работа и перспективы развития.

                 Под эту задачу была создана рабочая группа из руководителей федеральных министерств и ведомств во главе с министром экономического развития Максимом Станиславовичем Орешкиным. Премьер назначил его куратором Тувы. Это означает, что Минэкономразвития будет персонально вести наш проект от начала до завершения.

                 С этого момента началась масштабная работа по формированию программы ускоренного развития республики. Мы изложили экспертам из федеральных министерств свое видение путей форсирования экономических темпов. Для этого надо решить ключевую проблему Тувы - транспортной доступности. В частности, построить железную дорогу.

                 Будет железная дорога - начнется более активное движение крупных проектов развития, которые пойдут в рост вместе с развитием дорожной инфраструктуры. Причем, рост этот будет серьезно опережать наши прогнозы. Поэтому перед нами возникает следующая задача - не допустить отставания социальной сферы. Это очень важная задача. Ведь весь проект форсирования экономики Тувы нацелен не просто на строительство неких промышленных объектов, комбинатов, на добычу сырья и зарабатывание денег. Это лишь средства достижения ключевой цели. А ключевая цель заключается в повышении уровня жизни и благосостояния земляков.

                 Для этого параллельно с производствами должна появиться не менее достойная инфраструктура обслуживания медицинских, образовательных, культурных, досуговых запросов людей. Именно поэтому в качестве индикаторов, с помощью которых мы будем контролировать продвижение к генеральной цели, определены такие показатели как увеличение продолжительности жизни, рост заработной платы и другие всем понятные характеристики.

                 А показатели эти очень напряженные. Например, средняя продолжительность жизни. В 2007 году она составляла 58,8 лет. За эти годы нам удалось увеличить продолжительность жизни до 66,5 лет. Теперь стоит задача поднять этот важный показатель до 70,2. Уровень бедности населения, который в начале 2000 годов составлял 72%, нам предстоит сократить с сегодняшних 40% до 17%. Почти в 2,5 раза нужно поднять реальные доходы земляков, а это значит, что так же должна вырасти в целом экономика республики. И на все это - 6 лет.

                 Вы помните, что перед совещанием с Антоном Германовичем Силуановым было совещание группы Максима Станиславовича Орешкина, в мае. Мы тогда подготовили работу, собрали в один портфель все наши потребности по проблемам и будущему Тувы. Почти четыре месяца после этого каждое из наших предложений изучалось и согласовывалось в соответствующих структурах федерального правительства.

                 Это достаточно кропотливая и трудная часть верстки программы. Из всего массива проектов предстояло выбрать те, что действительно способны обеспечить максимальный прорыв для Тувы. Затем понять, как их реализовать у нас. Вся изюминка этой работы в том и заключалась, что Дмитрий Анатольевич дал группе карт-бланш - искать решения для Тувы не в существующих законах и нормативах, а изобретать и придумывать абсолютно новые ходы.

                 Разумеется, это трудно - выстраивать систему финансирования, управления, сопровождения. Поэтому я очень благодарен коллегам из федерального правительства, которые сумели именно так подойти к делу. Сегодня практически вся команда, что называется, поймала нужную волну в работе над программой Тувы. Мы все думаем сначала о результате - например, как ускорить строительство жилья. И тогда сразу становится понятно, что в Туве этому мешает и как можно убрать помеху.

                 Возьмем расселение ветхого жилья. Что делает Москва, когда регион не выполняет программу? Отзывает неосвоенные деньги, да еще и штрафы накладывает. Нас должны были оштрафовать на 200 млн рублей после того, как мы выбились из сроков. Но руководство Фонда содействия реформированию ЖКХ разобралось в ситуации и поняло, что у нас объективные проблемы. Поэтому решение было принято нестандартное. Нам увеличили финансирование, создали условия, чтобы мы укладывались в строительный сезон.

                 Эти меры здорово помогли, наша обязанность ликвидировать отставание по программе переселения. Одной из причин наших проблем была в одном правиле - регион обязан был за свой счет разрабатывать проектно-сметную документацию и строить инженерные сети. Это огромные суммы, даже если брать только ПСД, не говоря уж об "инженерке".

                 В этом году гендиректор Фонда Константин Георгиевич Цицин и председатель правления Сергей Вадимович Степашин поддержали нас и приняли волевое решение - Фонд будет субсидировать не только строительство жилья, но и подготовку документации. Это принципиально новый подход - искать корень проблемы, и решать ее радикальным образом. Раньше в такой ситуации республику бы наказали рублем.

                 Я рад и в какой-то степени горжусь особым отношением к Туве руководителей. Но мы не ждали, когда нам будут помогать. Все вместе упорно трудились и по максимуму использовали любые возможности, которые у нас были. Мы доказали, что наших сил недостаточно, чтобы преодолеть разрыв в уровне развития. Нужна другая мощь, другие ресурсы.

                 В итоге на совещание с Антоном Германовичем Силуановым мы вынесли пакет предложений, насчитывающий 347 пунктов. Из них 273 - это инвестиционные проекты. Общая стоимость всего портфеля - более 1,5 трлн рублей, которые будут вложены в развитие Тувы в течение 6 лет, до 2025 года.

                 - Насколько нам известно, 347 пунктов, представленные на совещании, - лишь часть того, что правительство Тувы предлагало включить в проект программы. Наверняка федеральные эксперты отсеяли немало ваших инициатив?

                 - Я бы не стал утверждать, что все, что не вошло в программу сейчас, - это безвозвратные потери республики. Программа - не каменный скрижаль, в который ничего уже не добавишь. Это рабочий документ. Как сказал Антон Германович, даже после утверждения правительством РФ мы к ней будем не раз возвращаться, проверять, как она выполняется, корректировать, если будет необходимо.

                 Первые промежуточные итоги планируется подвести здесь, на этом же месте, примерно через год. И я не исключаю, что проекты, которые оказались за полями программы, будут подняты и актуализированы. Кроме того, я прекрасно понимаю: при всем желании моих коллег включить в программу все наши "хотелки" это, во-первых, невозможно, во-вторых, даже вредно для самой Тувы.

                 Ведь то, что мы планируем - это, по сути, стремительный марш-бросок. В короткое время надо сократить разрыв с остальной Россией, хотя бы по инфраструктуре. Значит, на этом должны быть сконцентрированы самые важные дела. Иначе опять увязнем в деталях, рассеем ресурсы, выдохнемся, как бегун, не рассчитавший сил на дистанцию.

                 Меня гораздо сильнее интересуют проекты, которые вошли в программу, по которым нам нужна ясность с источниками финансирования. Где-то есть вопросы межведомственного согласования, где-то нужно согласовать наши позиции с ведомствами, по линии которых должна быть организована реализация.

 

                 - Как мы заметили во время онлайн-трансляции совещания с Антоном Силуановым на вашей странице в соцсети, некоторые вопросы решались прямо в ходе обсуждения. Причем даже те, что требовали изменения законов, правил и инструкций...

                 - Вы подметили принципиально важный момент во всей работе над индивидуальной программой развития Тувы. Антон Германович его хорошо обозначил, когда, например, зашел разговор о подготовке той же проектно-сметной документации. Если у региона нет на это денег, то их должно изыскать федеральное правительство. То есть никто уже не говорит: "Зачем вы заявляете строительство объекта, если у вас на ПСД денег нет? Вычеркивайте!" Когда поставлена четкая задача не обсуждать пути решения проблемы, а брать и решать ее, то оказывается, что нет ничего невозможного. Можно перешагнуть через инструкцию, можно сделать исключение и так далее.

                 Право на такой подход дает статус пилотного региона, которым стала Тува. Мы первые, на ком будут разработаны и опробованы механизмы форсированного развития. По сути, они уже работают. Антон Германович за сутки до приезда в Туву сдвинул с места вопрос, который мы пытались решить лет шесть - это открытие международного сектора в аэропорту Кызыла. Распоряжение о финансировании работ по созданию необходимой инфраструктуры международного пункта пропуска в аэропорту уже подписано.

                 Таким же по значимости может стать решение о субсидировании из федерального бюджета строительства инженерной инфраструктуры. Сегодня по закону эти затраты полностью несет сам субъект РФ. Богатые регионы находят на это деньги, поэтому у них новые микрорайоны растут как грибы. Частные инвесторы там не боятся вкладывать в строительство деньги, потому что уверены, что бюджет компенсирует им эти вложения.

                 Тува, у которой свободных денег в бюджете нет, вынуждена выкраивать на создание инженерных сетей и коммунальной инфраструктуры ограниченные суммы. Вот почему у нас уже возникают ситуации, когда жилье построено, а водоснабжение и канализация к нему не подведены.

                 Поэтому я очень рад, что Антон Германович так цепко отреагировал на информацию о замороженном строительстве двух крупных котельных - в Ак-Довураке и Шагонаре. Они признаны аварийными после известных землетрясений. Но наших средств хватило только на закупку оборудования. Антон Германович, конечно, мог бы просто пропустить эту информацию мимо ушей, поскольку такие объекты по закону относятся полностью к ведению властей муниципального уровня. Но он отозвался моментально и совершенно по-человечески, не как чиновник, поскольку увидел за этими фактами не производственные проблемы, а трудности тысяч наших земляков. В 2020 году договорились обе котельные ввести, Минфин обещает найти 2,2 млрд рублей, которые необходимы для этого. А слово министра финансов - это у нас почти закон.

                 - Выступая на совещании, вы сказали, что самое большое количество несогласованных предложений в программе касалось социальных объектов. Очевидно, имеются в виду школы, детские сады, которых в Туве действительно не хватает. И этот дефицит будет только нарастать, учитывая высокую рождаемость в республике. Почему в этом случае правило индивидуального подхода к проблемам Тувы не сработало? Дело в конкретных людях, они не дают "добро"?

                 - Ну что вы, у меня язык не повернется сказать, что кто-то из команды, которая работает над программой Тувы-2025, ставит палки в колеса. Нет и нет! Знаете, очное знакомство с республикой, с жизнью нашей все-таки сделало свое доброе дело. Руководители управлений и департаментов при федеральных министерствах начали понимать специфику региона, которую из московского кабинета не разглядишь и не почувствуешь.

                 У многих раньше возникали, например, вопросы по дороговизне нашей "социалки" в пересчете на душу населения. Но, поездив по Туве, понимаешь, что причина в малой заселенности территории. Из 174 поселений у нас более трети - малые села, с населением менее 500 человек. И в каждом есть своя инфраструктура социальная - школа, детсад, медпункт.

                 Конечно, меня спрашивали, не целесообразнее ли переселить население таких сел в более крупные, чем содержать школы, где учатся несколько десятков ребятишек. Моя позиция - нет. Если отсюда уйдут люди, то эти земли будут потеряны как экономическая единица. Вместе с людьми исчезнут фермерские хозяйства и другой малый бизнес, какой есть здесь сейчас.

                 Вы, может, и не помните, а я-то застал хвост запущенной еще Хрущевым реформы по ликвидации неперспективных деревень. Ее цель тоже обосновывалась экономической целесообразностью. Людей из маленьких сел и хуторов переселяли в более крупные поселки. Страшно даже говорить такие цифры, но с 60-х по 80-е годы в России было ликвидировано более 120 тысяч деревень. Я видел эти последствия на Урале, где учился студентом, и в родной Туве.

                 Чего мы этим добились - тоже известно. Пошел развал колхозов и совхозов, сокращение объемов производства сельхозпродукции. Я уж не говорю о том, что народ, сорванный с насиженных мест, хлынул в города. А это разбалансировка всей системы трудовых ресурсов. Я уж не говорю о том, что многие селяне не смогли найти себе место в новой жизни.

                 Поэтому я выступаю не просто против любых попыток ликвидации малых сел, но и за их развитие. У нас есть своя региональная программа их возрождения - "Село, в котором я живу". Убежден, что если наши поселения прошли даже такую жестокую молотилку укрупнения сельской провинции, сохранились и продолжают существовать, то в этом уже есть железобетонная внутренняя логика и экономическая целесообразность.

                 Мне кажется, удивительная выживаемость тувинского малого села зиждется на традициях отгонного животноводства. Оно и раньше было основой всего сельского хозяйства республики, и сейчас, во времена рынка, остается нашей житницей. Мы 90-е за счет него пережили. Совхозы рухнули, АПК упал, а животноводство осталось. Оно стало полностью частным, т.е. держится и растет на простых тружениках. Это самый верный знак, что нам его надо изо всех сил поддерживать, в том числе через развитие малого села.

                 На своем уровне мы сделали эту задачу ключевым приоритетом. Кроме программы возрождения малых сел, на нее работает целый ряд проектов. Среди них - "Одно село - один продукт", "Кыштаг для молодой семьи", "Корова - кормилица", "Шерсть" и многие другие.

                 Когда коллеги из федеральных министерств услышали про все это, а главное - увидели своими глазами, конечно, у них отпали сомнения в целесообразности сохранения нашей деревни. Несмотря на то, что для бюджета это серьезная нагрузка.

                 Вы же слышали выступление Татьяны Владимировны Яковлевой (первый замминистра здравоохранения - ИФ)? Она просто безоговорочно поддержала нас по десяткам объектов, включая строительство 73 фельдшерско-акушерских пунктов. Такое единомыслие людей, от которых зависят очень серьезные, очень финансово емкие управленческие решения, и такое участие человеческое в судьбе республики окрыляет.

                 Да, мы бы очень хотели, чтобы Минпрос, к примеру, внес как можно больше школ в планы строительства. У нас ведь более 30 школ признаны ветхими, это постройки еще наших дедов, которые хозспособом, т.е. всем миром возводили их. Как умели - топором да ручными пилами.

                 Конечно, такие школы сегодня уже не устраивают ни учителей, ни детей. Тем более что существуют типовые стандартные требования к современной школе - от наличия благоустроенных санузлов до прокладки современных коммуникаций к каждому учебному месту.

                 Но при всем желании у нас не получается включить эти школы в программу ускорения. Причины, я бы сказал, технического характера. Когда мы обсуждаем строительство, то исходим из возможностей бюджета. Он у нас, как известно, рассчитывается на три года. Между тем, программа наша - шестилетняя.

                 Поскольку построить 30 школ нам с нашими строительными мощностями за три года физически невозможно, а ставить в план на следующую трехлетку, когда неизвестны даже ее общие параметры, - это нонсенс, то включать их в программу сейчас нет смысла, так считают федеральные коллеги. Правительство просто не поймет нас. Однако четыре полноформатные школы для новостроя мы защитили, и это очень хороший результат. Остальные школы, как я уже сказал, правительство республики будет продвигать по линии национальных проектов и государственных программ. Можно не сомневаться, что мы добьемся ликвидации третьей смены. Это вопрос времени.

                 - Шолбан Валерьевич, ваши земляки на ура приняли новость о том, что вы все-таки добились включения Тувы в состав регионов, где выплачивается пособие на третьего и последующего ребенка до трех лет. С 2020 года все такие семьи будут получать ежемесячно по 12 тыс. рублей на каждого из детей. В связи с этим специалисты прогнозируют еще больший рост рождаемости в республике, которая и так на первом месте в России по этому показателю. Но пропорционально рождаемости будут нарастать и проблемы с дефицитом детских садов, школ и т.д. В сформированной программе ускоренного развития Тувы этот момент как-то учтен?

                 - Действительно, было нелегко убедить Минтруд России распространить право на такое пособие и на Туву. Потому что этот вид социальной поддержки придумали для регионов с низкой демографией, где естественный прирост падает, население сокращается. Мы под эту категорию никак не подходим. У нас коэффициент рождаемости на одну женщину более чем в 2 раза превышает среднероссийский. Тем не менее, решение было принято в нашу пользу. Оно неординарное, исключительное, и тем особо ценно для нас, потому что подчеркивает искреннее желание федерального правительства помочь Туве.

                 Честно говоря, при разработке программы мы брали в расчет только те семьи, у которых уже есть трое и более детей до трех лет. При этом рассматриваются и такие условия, как размер дохода на каждого члена семьи. Насколько мне известно, потенциальных получателей, попадающих под критерии таких выплат, сейчас насчитывается чуть более 2,7 тыс. Но я поручил нашему Минтруду еще раз уточнить эти данные. Учитывая, что у нас многодетных семей более 30 тыс., не исключаю, что количество получателей увеличится.

                 Что касается новой волны бэби-бума, надеюсь, эксперты правы, и рождаемость, которая у нас последние годы замерла примерно на одном уровне, снова пойдет в гору. Тем более что сейчас как раз время тех семей, где уже есть по два ребенка, но мамы еще достаточно молоды, находятся в том самом прекрасном возрасте, когда материнство доставляет только радость. И я уверен, что многие из них решатся на третьего, а может и на четвертого ребенка, в том числе благодаря этому социальному пособию, которое теперь есть у Тувы. Ведь с третьим ребенком семья, помимо прочего, получает статус многодетной, а вместе с ним - целый пакет льгот, не только федеральное пособие.

                 Так что оснований тревожится, что рост рождаемости может как-то негативно повлиять на социальную обстановку и, тем более, на ход реализации разрабатываемой сегодня программы, абсолютно нет. Наоборот, мне кажется, надо ждать от этого только хорошего, потому что новый ребенок в семье всегда стимулирует больше работать и зарабатывать. А работы в рамках программы ускоренного развития республики будет много - это точно.

Источник ИНТЕРФАКС